Александр Халифман: Главная задача тренера ничего не испортить

Встреча  Александром Халифманом

Александр Халифман: Главная задача тренера  ничего не испортить

В помещении Уральской шахматной академии состоялась встреча её учащихся и тренеров с  чемпионом мира 1999 года, трёхкратным победителем шахматных Олимпиад, известным автором множества популярных шахматных книг и тренером, международным гроссмейстером Александром Халифманом, который уже несколько дней сотрудничает с Гроссмейстерским центром имени А. Е. Карпова при президенте Федерации шахмат Свердловской области.

Как вы пришли в шахматы? Почему именно шахматы, а не какой-то другой вид спорта.

—Как-то понравилось, и пошёл в шахматы. Для меня родители ничего не выбирали. В то время мне хотелось посмотреть мир, а в Советском Союзе шахматы обещали больше  перспектив, чем, если я стану, к примеру,  доктором наук. Хотя мне нравилась и математика, и я выигрывал математические Олимпиады, но в шахматах присутствовал ещё и спортивный момент.

—Ваши первые наставники?

—Моим первым тренером был Василий Михайлович Бывшев в ленинградском Дворце пионеров. Он был очень хорошим тренером, многому меня научил. Отмечу, что свои достижения он не выпячивал, хотя не раз побеждал шахматистов из тогдашней мировой десятки. Он учил думать, самостоятельной работе. Ведь то, что будет у вас в голове это в первую очередь то, что вы за доской придумаете сами.

Затем я занимался с Геннадием Ефимовичем Несисом. Он в организационном плане оказывал огромную помощь, особенно во время чемпионата мира в Лас-Вегасе в 1999 году.

—Какие задачи важны в турнирах?

—На мой взгляд, не надо ставить задачи, к примеру, дойти до какого-то раунда в нокаут-турнире или в первой половине турнира. Это затрудняет шахматисту движение вперед. Я всегда считал, что играю отдельный матч или партию, а потом будет следующий. Надо играть каждый новый тур по отдельности.

Я ведь в первых двух раундах чемпионата  мира первые партии проигрывал. Сначала одному индийцу, а потом  встретился с Гатой Камским, который почти два  с половиной года не играл. Уступив ему я собрался и больше в первых париях не проигрывал. В итоге дошёл до финала, где обыграл Владимира Акопяна.

—Чего вам не хватило, чтобы добиться большего?

—Я считаю, что всё-таки много добился. А большего? Наверное, природного таланта. Мне приходилось до многого доходить своим трудом, своей головой. А вот тот же Крамник, он просто видит позицию, чувствует её. Мне этого не дано, но я старался и чего-то всё же достиг. Трудом можно многое компенсировать. Это совет всем юным шахматистам.

—Сколько времени надо заниматься шахматами?

—Здесь всё индивидуально. Карлсен занимается 2-3 часа, но говорит, что всё время думает о шахматх. Карякин говорит, что готов был работать по 10-12 часов. А кто-то может сказать, что работать вовсе не нужно. Варианты сами идут из космоса. Здесь нет универсальных советов. Доводить себя до изнеможения не нужно. Самое главное в работе – это коэффициент полезного действия. Не нужно себя заставлять, если голова уже отказывается думать. Важна золотая середина. Тот же Крамник не занимался по 10 часов ежедневно. На сборах, наверное, да. Нельзя биться головой об доску и нельзя готовиться минут 15. Точные цифры я не назову, всё это индивидуально. Кто-то легко решает комбинации, кто-то позиционные идеи схватывает на лету, кто-то хорошо считает варианты. Всё, повторю, индивиуально.

—Как рационально использовать компьютер при подготовке к партиям?

—В наше время компьютеров почти не было. Карлсен где-то сказал, что до 12 лет компьютер вовсе не использовал, однако играл в интернете в блиц по 80 партий  в день. Блиц в интернете, как тренировка в небольшом количестве – нормально.

Компьютер на сегодняшний день вещь необходимая. Но, это инструмент, помощник в подготовке к партии. Анализ своей партии должен заключаться в том, что с начала ты партию играешь на доске, ищешь ошибки и только после  этого должен выходить на сцену компьютер. А вот когда прекращают думать головой, когда за меня всё делает машина, а я просто играю, то это, на мой взгляд, дорога в никуда.

—Психологическая подготовка шахматистам нужна?

—Это очень тонкая тема. Всё зависит от человека. Кому-то в большей степени нужно, кому-то нет. Целиком и полностью уходить в психоанализ, это неправильно. Этому фактору есть своё определённое место.

—Надо ли читать шахматные книги?

—Классика всегда нужна. Хуже от неё никому не стало. Но говорить, что это строго обязательно, я бы так не стал. Классика, безусловно, обогащает шахматиста. Сейчас молодые имеют другое мышление. Есть хорошая статья или книга, к примеру, а они ищут ролик в  Интернете. Зачем? Ты же не станешь всё время ролик мотать туда-сюда, а вот есть у тебя статья, там же всё написано.

—Какое ваше самое большое достижение?

—Наверное, всё-таки выигрыш чемпионата мира. Хотя, я был в том составе сборной России, которую, кстати, тренировал тогда ваш земляк Наум Рашковский, и мы стали победителями Олимпиады в 2002 году. Больше сборная России такого успеха не добивалась. Это тоже, я думаю, значительное моё достижение. Всё-таки трижды выигрывал  шахматные Олимпиады.

—Что вам больше нравится: классика, блиц, рапид?

—Сразу скажу, что блиц не моё. Я, конечно, играл блиц, но я люблю подумать. А в блице чуть задумался и всё, время вышло. У  меня даже блиц-рейтинга нет. Классика — это настоящие шахматы, а всё остальное  это так … интересно, но другое.

—Ваш самый неудачный турнир?

—Был у меня один турнир замечательный, где я проиграл 5 из 9 партий, и по два раза сыграл вничью и выиграл. В итоге занял последнее место. Но я после этого понял, что надо разделять шахматы и тренерскую работу. Я тогда готовил одного сильного шахматиста к матчам претендентов и увлёкся тренерством, забыв немного о практике. Но, никакие, даже самые болезненные поражения не стоят того, чтобы из-за них страдать.  

—Надо ли решать этюды и задачи?

—Шахматная композиция – отличный жанр. Решать этюды и задачи очень полезно для молодых шахматистов. Но этюды бывают разные. Надо решать этюды классиков. Вот есть отличная книга Дворецкого и Первакова «Этюды для  практиков» — это замечательный инструмент для работы с молодёжью.

—Есть ли различия работы с женщинами и мужчинами?

—При работе с женщинами психологии, конечно же, больше, чем в работе с мужчинами. Но, я тренирую, скажем, так, вне зависимости от пола. Куда ставить фигуры в староиндийской защите  я рассказать могу, а вот психология … Главная задача тренера ничего не испортить. Я пытаюсь небольшими советами этой цели достичь. Пока вроде бы всё получается.

—Что вы можете сказать о Екатеринбурге и шахматной работе в области?

—В Свердловске я был ещё в конце восьмидесятых годов. Отличный город.  Сейчас  вижу, что Федерация шахмат Свердловской области работает,  проводятся соревнования, растут новые звёздочки. Вы на правильном пути. Могу только пожелать вам ещё больших успехов.

Алексей КОЗЛОВ

Фото Алексея Козлова

Александр Халифман: Главная задача тренера ничего не испортить
English EN Russian RU